Кризис нашего мира (swamp_lynx) wrote in feeenrijk,
Кризис нашего мира
swamp_lynx
feeenrijk

Categories:

Чубайс и Гайдар архитекторы руин

Сергей Лисовский: «Даже если мы будем работать фантастически, конкурировать с Западом мы не сможем». Современному капитализму приходит конец, а Гайдар и Чубайс втянули в него Россию, совершенно к этому не готовую.

Проблема в том, что у нас, к сожалению, совершенно не думают о таких базисных вещах, проблемах, которые мы все имеем — не только мы, но и весь мир, а Россия в особенности — понимание глубинных причин того кризиса, в котором мы оказались. Об этом я хотел бы поговорить. Потому что, к сожалению, в непонимании этой проблемы, как мне кажется, и кроется та череда ошибок, которые совершают все — Запад в меньшей степени, мы в большей, но, тем не менее, пока мы это не определим, мы вряд ли что-то сможем сделать… Я хочу сказать, что не могу услышать [об этом] ни от одного комментатора, который освещает те или иные экономические проблемы. Может быть, единственный, который их поднял, — наш президент, который собрал совещание, где встретились две наши школы экономические — Высшая школа экономики и представители РАН. И там была попытка найти, в чем проблема и в чем были ошибки. К сожалению, буквально в пятницу вышли тезисы РАН — я очень рассчитывал на них, думал, что они хотя бы определят те или иные ошибки, которые были у ВЭШ. Но, к сожалению, они очень поверхностные и не определяют реальную суть проблем и ошибок.

Основная ошибка Гайдара, Чубайса и иже с ними — то, что они перенесли экономическую модель свободного рынка в Россию, которая была к ней совершенно не готова. Это первое. Второе — привнесли в Россию, у которой не было той инфраструктуры, на которую опирается модель свободного рынка. И третье — привнесли в Россию, где исторически и технологически были очень мощные монополии — в СССР не нужна была конкуренция, там за развитие машиностроения отвечали три предприятия, за развитие науки в такой-то отрасли — два института, за добычу газа — предприятия, которые потом объединились в «Газпром».



Так вот именно эти глобальные структурные ошибки. И плюс, конечно, — я уже говорил, что я уверен, что спецслужбы западные, особенно, конечно, американские, поработали для того, чтобы внедрить агентов влияния и приватизация прошла самым наихудшим для нашей экономики путем.

- От Ильи из Ярославля: «Почему реклама раздражает?»

- Кого?

- Илью и меня тоже. Чем ярче реклама, тем она больше раздражает.

- Согласен. Если мы смотрим на серый фон, он неприятен, но не раздражает, а если яркая и красивая вещь, то через какой-то период он начинает раздражать. Это естественно, потому что он больше привлекает внимание и одна и та же эмоция, выработанная десятками раз, уже чрезмерна. Но, как и в экономике, мы пришли к кризису той капиталистической системы, которая сложилась с начала XVII века.

- Мы — кто? Россия, мир?

- Мир. И политики, и капиталисты — не в плане обвинения, а в плане определения их статусности — они не хотят. Они прекрасно понимают, что произошло, что мы находимся на этапе совершенно новой экономической системы мироустройства. Но так как это потребует непопулярных решений, сложных, очень много работы, политики, в первую очередь я считаю, но и капиталисты в том числе не хотят вкалывать как рабы на галерах, поэтому откладывают проблему на следующих политиков и следующих капиталистов. Но, к сожалению, если раньше этот горизонт виделся десятилетиями, то мне кажется, сейчас это уже годы.

«Задним числом очень легко поругивать Гайдара», — Дауд из Оренбурга.

- Не задним числом, я всегда говорил о том, что его курс ошибочный и этот парень, к сожалению, — об ушедших говорить надо только хорошо, но я сейчас не говорю лично о нем, а о том решении, которое было принято при его руководстве, — оно было ошибочно, возможно, не с каким-то умыслом, возможно, благие намерения были при этом. Но, к сожалению, непонимание глобализма этого решения, проблем и общего состояния экономики страны привели к катастрофическим потерям, и самое главное, что мы движемся в том же направлении.

Смотри, что происходит — я сейчас пытался написать работу, назвал ее «Свободная себестоимость», — просто времени не хватает, чтобы глубоко разобраться, а проблема вот в чем. Года два назад было у нас совещание у Набиуллиной, у сельхозников. Она стала обвинять: вот, вы просите поддержки, а надо уметь конкурировать, вы боитесь ВТО, надо лучше работать, у вас производительность труда ниже, чем у зарубежных производителей.

И встала эта тема: да, у них на ферме 3 человека, а у меня 20, а из этих 20 у меня 12 охранников, один газовик, два электромонтёра. В конечном итоге, на ферме у меня работают те же три человека, только, к сожалению, у меня некому поручить те направления, которые я не смогу обслуживать сам — то есть, «Мосэнерго» я никогда не сумею засудить в случае отключения электроэнергии или некачественной электроэнергии. В случае с газом проблемы мне тоже надо будет слишком долго ждать, не дай Бог, в выходные или в праздники, когда вообще все бесполезно. А отключение непрерывного цикла на час — это потеря всего стада.

Ну и потом, анализируя ситуацию, мы решили посмотреть — на какой объем себестоимости птицеводы могут влиять за счет свой хорошей или плохой работы. Мы убрали стоимость энергетики, газа, железнодорожного тарифа, кормов, которые мы вынуждены покупать… Когда нас обвиняют в том, что мы плохо работаем, — если взять птицеводство, которое, я считаю, у нас наиболее передовое на селе, — так вот выяснилось, что реально остается 23 процента.

- Но что-то себе можно забрать? Хотя бы производство кормов?

- Процент производства кормов я вставил в стоимость, которую можно регулировать. Я убрал стоимость зерна как такового. Корма в птицеводстве достаточно серьезная вещь, они сложны. Так что такое 23 процента? Это ничто. Если учесть, что эти 23 процента размазаны на инкубационный период, на перевозку, выращивание, доращивание, убой, хранение, упаковку, подготовку к продаже и перевозку в магазин на реализацию, то каждый сегмент — там остается 3 - 4 процента. И в этих 3 - 4 процентах доля процента получается — можно влиять. Даже если мы будем работать в 10 раз лучше, чем какой-нибудь немецкий Ганс.

При этом у нас цена оптовая разница с западной, которую они могут выставить на рынок, на 40 - 30 процентов. То есть, даже если мы будем работать фантастически, мы никогда к такой цене не придем. А разгадка простая: во-первых, мы инфрастуктурно не готовы. Что такое 12 человек охраны? Они же не нужны сельхозникам — мы их берем по необходимости.

- Это другими законами надо решать.

- Мы бы с радостью о них отказались. Я уже рассказывал про случай, когда в 2003 году ко мне на ферму приехали два джипа и двух элитных телок забили прямо на ферме, и уехали. А старичку-сторожу дали по голове. После этого я понимаю, что чтобы не потерять все, появились охранники. Те же самые дополнительные бригады электриков, газовиков и самое главное, у нас на каждой ферме стоят еще практически у всех газогенераторы, или просто дизельные генераторы. Почему? Помнишь, у нас Домодедово отключили на неделю? Если бы у нас не было дизельных генераторов, погиб бы весь бизнес. Он не погиб, потому что были генераторы, но они тоже несут дополнительные издержки, причем существенные: смена солярки сезонная, практически каждый квартал обслуживание, люди. Плюс покупка, обслуживание кредитов, на которые купили. Мы структурно не готовы.

- Как поживает ваше фермерское хозяйство — вы с «Моссельпромом» расстались?

- Во-первых, я вхожу в союзы — союз свиноводов, встречаюсь со всеми аграриями. Потому что если ты не понимаешь, чем живет та или иная отрасль, бесполезно ее защищать. Понятно, что нужно на сегодня, — надо обладать достаточным объемом знаний, современных. Село сейчас развивается очень быстро, и если раньше какие-то технологические процессы десятилетиями сохранялись, то если взять животноводство, птицеводство, молоко — там технологии меняются раз в два-три года, появляются совершенно новые процессы, которые надо знать и понимать, как их поддержать особенно в рамках развития ВТО.

ВТО тоже очень интересный механизм. Если бы мы были к нему реально готовы, изучили бы его, смогли бы делать, о чем говорят — мы бы защищали, протекционизмом в хорошем смысле нашего продукта занимались. Но, к сожалению, мы пока не научились этого делать. Так вот все равно надо отслеживать процессы, которые происходят в Европе, например, в Германии сейчас запретили законодательно количество содержания голов на квадратный метр. Это говорит о том, что в перспективе в Европе может быть дефицит массы птицы. Потому что на сегодняшний день открыть ферму птицеводческую в Европе практически невозможно.

- Что там запретили?

- В свое время как отсекали нашу птицу и птицу из развивающихся стран? Европейцы взяли и запретили, сказали, что содержать птицу в клетках негуманно — это был первый шаг. И получилось — а тогда у нас и у развивающихся стран были все в клетках — мы автоматически выбывали. Потом все перешли на так называемое напольное содержание — в клетках сейчас практически не содержат. Теперь они говорят: на полу у вас 24 головы, а мы ограничим — максимальное количество взрослой птицы должно быть не больше 18.

Много таких решений — вроде бы они не влияют на нас, но если просчитать их на три-четыре года вперед, они вполне могут изменить всю конфигурацию мясного мирового баланса. За этим тоже нужно следить, знать, понимать и готовиться в законодательном смысле. Потому что, к сожалению, мы учимся быть настоящими законодателями.

- Вам кажется логичным, что чиновников отсекают от любых владений за рубежом.

- Полностью. Я вчера пошутил, и многие мои коллеги расстроились. Они знают, что я действительно очень много поправок вношу и различных инициатив. Говорю: подал позавчера поправку, считаю, что российские чиновники, госслужащие определенного ранга должны проводить все национальные праздники в России. И мне поверили — все сразу стали меня убеждать, что это невозможно.

Честно говоря, не вижу в этом особых проблем, наоборот, вижу в этом такой импульс для всей нации — объединиться и показать, что мы должны отдыхать в России. Не просто обязаны, а это должно быть таким естественным состоянием нашим. Я интересные данные прочел — не знал, потому что немцы вроде бы всех достали. Но оказывается, 60 процентов немцев отдыхают внутри страны.

- Но 40 процентов выезжают.

- Все-таки Германия в центре Европы, много лет открыта: тем не менее 60 процентов — внутренний туризм.

- Но нет у нас теплых морей в достаточном количестве.

- Я много езжу по стране, могу сказать — если взять Алтай, да и наш Курган — если там обустроить и создать нормальную инфраструктуру, думаю, там человек вполне найдет много интересного для себя, чтобы отдохнуть с семьей в те или иные праздники.

- Можно вообще замкнуться, как когда-то Албания.

- Я не говорю, что надо замыкаться. Но такие огражденные проволокой отели в Турции, около достаточно грязного моря, — для северного человека, к которому я себя отношу, под таким жарким, испепеляющем солнцем, — я не думаю, что это хорошо для здоровья. В таком объеме.

- Пока госответственности за здоровье нет.

- Я говорю о людях. В свое время я тоже ездил в жаркие страны зимой, сейчас от этого отказался. Я заметил — я болею после каждого такого отпуска.

- Но не пускать? Я вижу в этом определенную дискриминацию.

- У меня в гостях был Онищенко, наш санитарный врач, и знаешь, меня теплом обдало — я потом прочел отзывы по передаче, и один из зрителей написал: «Спасибо за программу. Я раньше на Онищенко [смотрел] как на цепного пса, который бросается то на «Боржоми», то на молдавское вино, а теперь понял, что это человек, который делает огромную работу, которая просто необходима для нашей страны». Надо разъяснять и помогать людям понять, что для них полезно, в том числе внутренний туризм — где отдыхать и как.

- Сталин тоже всех в колхозы загонял. Насильно всех осчастливить невозможно. Выяснилось, что колхозы это не самое эффективное.

- Я не согласен. Колхозы, кстати, были самые передовые на сегодняшний день и самые эффективные. Вопрос в другом — СССР был настолько продвинутой, как сейчас говорят, экономической и социальной государственной системой, что — ну, во-первых, конечно, человеческий фактор определил, к сожалению, развал России, СССР, а второе, как ни странно — мы просто технологически были не готовы все посчитать. Вот если бы сейчас был СССР, при той системе обработки данных и прогнозировании мы бы давно уже обогнали всех.

- А чем хороши колхозы?

- Объясню, чем хороши колхозы. Как только развалился СССР, все бросились повторять чей-то опыт, но в основном повторили чужие ошибки. Помнишь, было фермерство? Все стали кричать про фермеров, про Америку. Потом, когда я стал заниматься селом, выяснилось, что все фермеры США убыточные — просто все. Нет ни одной фермы в США доходной. То есть все — их там около 3 миллионов — дотируются, причем это серьезные дотации, нам такие и не снились.

Почему это происходит? — Исторически. Потому что на сегодняшний день себестоимость продукта, выращенного в колхозах в современных, гораздо ниже себестоимости у любого фермера. Но современное крупное технологичное производство не может быть на лоскутке. Когда ты летишь над Россией, а потом над Польшей — ты видел нарезанные лоскутки по 2 - 5 гектаров? Понятно, что на 5 гектаров ты никогда не сможешь применить современные технологии — это невозможно.

Да, тогда было горе и трагедии, когда был Сталин. Но Сталин создал крупные хозяйства, которые бы сейчас были бы гораздо более эффективны и конкурентоспособны в рамках ВТО. А мы их опять раздробили и вернулись к тому, от чего Европа сейчас пытается избавиться уже 150 лет — кстати, уже избавляется. Поэтому, к сожалению, мы разрушили то хорошее, что у нас было и взяли только плохое из того опыта, который нам передали.

- Надо вернуться в советское время? Многие говорят, что сейчас идет возврат — как политический, так и экономический во многом.

- Понимаешь, мы стоим сейчас в раскоряку: в плане ответственности государства перед людьми мы в капитализме, а в плане возможностей и безответственности чиновников мы стоим как в позднем СССР. И эта проблема, пока мы ее не решим, то есть либо мы сейчас совсем должны перейти к капитализму, либо мы должны вернуться в СССР, но, к сожалению, и тот, и другой путь требуют очень серьезной, монотонной и постоянной, тяжелой работы.

- Ваш личный выбор, выбор как сенатора — полностью в капитализм либо вернуться к плановой социалистической экономике?

- Весь мир движется сейчас в социальные государства с плановой экономикой. Поэтому, естественно, я за это.

Источник.


История России за 100 лет через поголовье скота

Первый удар по скоту нанесла Гражданская война. Поголовье сократилось на 20 млн. голов за 7 лет. Затем НЭП и полученная крестьянами земля легко помогают перекрыть дореволюционный уровень и довести его до 110 млн. голов в 1927 году, фактически сравняв численность животины с численностью народонаселения РСФСР.

Начавшаяся в конце 20-х годов коллективизация резко сокращает поголовье всего скота в два раза, со 110 до 52.5 млн., но сокращает поголовье не коллективизация, а сами крестьяне начинают усиленно забивать свой скот, чтобы не сводить своих буренок и овечек в обобществленные хоз-ва. Сказывается один из перегибов коллективизации. Недальновидность этого шага - забой скота - бьет по самим же крестьянам уже в 1933 году, когда неурожай зерновых 1932 года создает недостаток продовольствия и повышенную смертность от голода уже весной 1933 года. Тут бы эта скотина могла спасти много жизней, но крестьяне оказались сами себе злобными буратинами, увы.

После этого вновь начинается резкий рост поголовья, причем поголовье мелкого рогатого скота (овец и коз), а также свиней легко перекрывает дореволюционный уровень. Обращу внимание на овец, коз и свиней. Именно они являются индикатором частной инициативы селян (колхозников), которых они содержат на своих частных подворьях для собственного питания и для продажи мяса на городских рынках. Поголовье КРС увеличить не так просто в силу естественных причин (длительный рост и набор веса) и сложности содержания - нужно много времени уделять, что колхознику довольно сложно при полной занятости в колхозе.

Следующий удар по поголовью скота нанесла Великая Отечественная война 1941-45 гг. Поголовье сократилось в полтора раза с 91 млн. голов до 65.

После войны вновь идет интенсивный рост поголовья, особенно на частных подворьях. Поголовье КРС совершает рывок уже после смерти Сталина и непрерывно растет практически до самого конца советской власти. Сказывается усиленное внимание государства развитию именно этой отрасли. Внимание заключается в больших капвложениях в строительство капитальных ферм и откормочных комплексов. С этим же периодом совпадает начало массового импорта зерновых в СССР - интенсивное животноводство требует не только зеленых кормов, но и кормового зерна.
Обратная сторона медали хрущевского периода заключается в удушении частной инициативы колхозников через повышение налогов. Колхозники отвечают массовым забоем овец, коз и свиней, число которых сокращается на 25 млн. голов за один год. Это очередной волюнтаризм Хрущева стоил ему поста.

В брежневский период правления наблюдается стабильный рост поголовья всех видов скота, которое к концу 70-х достигает своего исторического максимума в 160 млн. голов.

При болтуне Горбачеве наступает стагнация, которая при либералах превратится в катастрофическое уменьшение всего стада (со 150 млн. до 50) всех видов скота во всех видах хозяйств, независимо от форм собственности. Этот период я бы назвал Скотохолокостом и Скотомором 90-х. Результатом этого является нынешнее крайне плачевное состояние села, которые выглядит так, будто его бомбили в течении нескольких лет.
Далее идет то, что я иронично назвал путинским подъемом поголовья овец, коз и свиней, а также курей. Крупный рогатый скот либеральным мантрам и заклинаниям не поддается и продолжает уменьшать свое поголовье.

Хочется сделать вывод из всего этого, что либеральный разор и разбой коснулся не только граждан России, но и всей прочей животины.


Михаил Решетников: «Причина массовых расстрелов психически неустойчивыми личностями – ощущение несовершенства общества». Известный ученый – о том, почему массовые расстрелы происходят все чаще и какую роль играет в этом современная модель демократии.

— Михаил Михайлович, почему, на ваш взгляд, подобные преступления, ранее характерные для США и Европы, теперь стали происходить в России?

— Такое развитие событий предсказывалось мной еще в 2004 году, когда впервые была сформулирована проблема немусульманского и немеждународного терроризма. В тот период эта гипотеза была подвергнута самой острой критике. Но затем последовал массовый расстрел своих же сограждан Андерсом Брейвиком в Норвегии, аналогичные преступления Адама Ланзы в США, Дмитрия Виноградова в России и десятки других. Подобные преступления объясняются тем, что во всем мире стремительно нарастает уровень агрессии, при этом здоровая соревновательность также стремительно замещается бескомпромиссной конкуренцией. И наша страна здесь не исключение. В качестве одной из главных причин этого многие исследователи указывают на то, что все большее количество людей воспринимают современное мироустройство как нечто несовершенное, несправедливое или даже враждебное. Подтверждением этого является и то, что почти все массовые убийцы пытаются одновременно предложить некие декларации или манифесты о переустройстве мира, большей частью — весьма примитивные. Кроме того, во всем мире наблюдается рост психопатологии, а люди, страдающие психическими расстройствами, в 20 раз чаще берутся за оружие при решении своих внутренних проблем.

— Почему массовые расстрелы чаще всего устраивают довольно молодые люди?

— Молодежь по своей природе более активна, более энергична и агрессивна. А сейчас среди молодых людей немало тех, кто весьма скептически воспринимает окружающую действительность, их энергия никем и никуда не направляется, никаких целей и смыслов жизни не провозглашается. Вся воспитательная функция государства свелась к примитивному решению проблем образования. При высоком материальном расслоении общества нет никаких идей, которые бы объединяли и бедных, и богатых, и власть имущих, и не имеющих ничего. В итоге некоторые смотрят вокруг или в телевизор и думают: у меня никогда не будет такой машины, такой квартиры, я никогда не смогу позволить себе путешествовать и т. д. Вряд ли они делают выводы о том, что современная история уже давно поставила под вопрос такие лозунги демократии, как «равенство», или «братство», или даже «равенство возможностей», но то, что демократические преобразования в ряде случаев вызвали чрезвычайное расслоение по стартовым возможностям молодых людей, они понимают. Когда в государстве нет общей идеи, которая бы объединяла нацию, а в обществе нет нравственных ориентиров, вместо молодежной активности возникает так называемый молодежный «активизм», который может приобретать самые уродливые формы. Я думаю, никто не заподозрит в активном националисте, скинхеде или даже фашисте пассивную личность. При отсутствии общенациональных идей появляются идейки, а при отсутствии духовных лидеров — всяческие проповедники человеконенавистнических идей и разжигания вражды.

— А телевидение и интернет в данном процессе какую роль играют?

— Вы задаете вопрос, ответ на который очевиден. Телевидение является главным пропагандистом насилия и убийств. Интернет — также. Более того, последний сегодня из канала широкого доступа ко всем культурным достижениям человечества и научной информации постепенно все больше превращается в информационную помойку. Я вовсе не выступаю за его запрет. Однако ничем не ограниченная свобода производства информации привела к тому, что бескультурье тиражируется в миллионы раз больше, чем разумное, доброе и вечное.

— С чем может быть связан дефицит духовности и рост преступности, о которых вы говорите?

— Как я уже говорил, это прежде всего расслоение общества по материальному признаку, нарастающий разрыв между властью и населением, утрата нравственных ориентиров, отсутствие тех «духовных скреп», о которых недавно говорил президент России Владимир Путин. Мы живем в обществе, где многие традиционно сложившиеся ценности подвергаются переосмыслению. Это касается не только нашей страны. До недавних пор почти все были уверены, что демократия — наилучшая форма правления. Однако современная модель демократии, на мой взгляд, почти исчерпала свои возможности, и вряд ли уместно подавать ее в качестве высшей ступени развития цивилизации (как ранее — коммунизм). Конечными были все предшествующие цивилизации — месопотамская, египетская, римская. И сегодня, как мне кажется, мы также переживаем смену стратегии духовного развития, а это приводит к дестабилизации общества…

— В Европе уже давно наблюдается глубокий духовный кризис, выход из которого многие политики и общественные деятели видят в возвращении к христианству. Должна ли Россия ориентироваться на опыт своих соседей или должна идти, что называется, своим путем?

— Мы слишком часто и не слишком обоснованно оглядываемся на Запад. Несколько лет назад на очередном саммите в Гамбурге была четко озвучена идея: «Россия — часть Европы, но не часть Запада». Я с этим абсолютно согласен. Мы — великий народ, и мы никогда не будем как кто-то другой. Когда нам советуют стать такими, как немцы или как американцы, я считаю, что это просто унизительное предложение! У нас есть свои национальные традиции, своя история, которая началась задолго до того, как на карте мира образовались США. Уверен, что именно обращение к национальным традициям и историческая память должны стать тем цементом, который сплачивает нацию. Я очень рад, что руководство нашей страны также это осознало и недавно задумалось о едином учебнике истории для школьников. Было бы хорошо, если бы и законодатели не переписывали западные подходы, а исходили в законотворчестве из вековых традиций и ментальности народа.

Источник.
Tags: culture, finance, history
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments