Кризис нашего мира (swamp_lynx) wrote in feeenrijk,
Кризис нашего мира
swamp_lynx
feeenrijk

Политическая история: книжные анонсы от Андрея Фурсова [7]

С.Л. Печуров "Коалиционные войны англосаксов. история и современность."
Ч. Джонсон "Отдача: цена и последствия американской империи."



Автор анализирует подход англосаксов вообще и американцев, в частности, к коалиционной войне и анализирует реализацию этого подхода на практике. Эта проблема имеет исключительно важное значение, во-первых, вообще, поскольку американцы и особенно британцы в войнах со своими континентальными противниками действовали только в коалиции с другими континентальными державами (с Пруссией против Франции, с Россией против Франции, а затем против Германии); во-вторых, для русских, в частности, поскольку именно Россия/СССР громила на континенте мировых противников Лондона, а затем и Вашингтона — Наполеона, Вильгельма II, Гитлера, способствуя победе главного геоисторического противника — англосаксов.

Особый интерес в работе Печурова вызывает то, что военные коалиции и коалиционные войны англосаксов он рассматривает в преломлении национальной безопасности России. Резоны — очевидны: 1) во всех войнах, существенно влиявших на интересы безопасности нашей страны, активную роль играли англосаксонские государства или иные субъекты международных отношений — например, британские доминионы (я добавлю сюда англосаксонские субъекты мировых отношений — закрытые клубы, ложи и иные структуры — А.Ф.); 2) во всех указанных конфликтах англосаксы демонстрировали тесную сплоченность перед лицом угрозы независимо от того, есть ли между ними внутренние разногласия и противоречия или нет; 3) участие англосаксов в антироссийских коалициях не зависело от социального строя в нашей стране; 4) участие англосаксов в коалиции совместно с Россией «никоим образом не устраняло реализацию скрытых, а порой и открытых планов послевоенного устройства явно антироссийской направленности».

Последний тезис полностью подтверждается историей Седьмой антифранцузской коалиции (Ватерлоо), Первой и Второй мировыми войнами.

А вот из второго тезиса бывали исключения, например Суэц кий кризис, в котором американские кузены не поддержали британских, продемонстрировав, что без их ведома и согласия любые действия Альбиона на международной арене обречены на провал. От себя добавлю, что Суэцким кризисом, к организации которого, пусть косвенно, США приложили руку, они выбивали Великобританию с Ближнего Востока. И все же это исключение лишь подтверждает правило, которое особенно хорошо просматривается в совместной агрессии англосаксов против Югославии, Ирака, Ливии. При этом англосаксов и их союзников по НАТО не остановил тот факт, что с точки зрения принятого Генеральной Ассамблеей ООН (декабрь 1974 года, резолюция № 3314) определения агрессии их действия носят преступный характер.

Впрочем, по поводу антисербской коалиционной войны англосаксы могли не беспокоиться — у них был адвокат в лице главного прокурора Международного уголовного трибунала для бывшей Югославии в Гааге Карлы дель Понте. Прокурорша сделала заявление о том, что в действиях стран НАТО по отношению к Югославии с марта 1999 года нет состава преступления. «Но по словам представителя Ассоциации американских юристов при Европейской штаб-квартире ООН в Женеве Алехандро Тейтельбома, Карла дель Понте ≪фактически созналась, что ей очень трудно предпринять шаги, идущие вразрез с интересами Североатлантического договора≫, так как содержание Гаагского трибунала обходится в миллионы долларов, а бoльшую часть этих денег предоставляют США, поэтому в случае подобных действий с ее стороны она может просто потерять свою работу≫. И это лишний раз свидетельствует об умении англосаксов обставлять свои агрессии финансово и юридически.

≪После грандиозных терактов в сентябре 2001 года на территории США Вашингтон взял курс на вовлечение в свою борьбу с ≪международным терроризмом≫ максимального количества союзников, партнеров и ≪дружественных стран≫, тем самым как бы размывая ответственность за возможные негативные последствия локального и глобального характера≫.

Для реализации того, что в понятийно-терминологическом аппарате англосаксонской теории коалиционной войны называется ≪интероперабильностью≫, ≪был создан своеобразный механизм в форме ряда структур, объединивших англосаксонские вооруженные силы, главным образом по видам ВС: Организация (программа) стандартизации сухопутных войск Австралии, Великобритании, Канады, США и, в качестве ассоциированного члена, Новой Зеландии, а также Комитеты с теми же участниками в области стандартизации ВВС и ВМС≫.

≪Не афишируемые, но и особо не скрываемые интенсивно развивающиеся военно-интеграционные процессы в англосаксонском мире недвусмысленно свидетельствуют о приоритетах американского руководства… До конца не доверяя никому, даже европейским партнерам по военно-политическому альянсу, США в проведении своего внешнеполитического курса уверенно опираются лишь на тех, кто политически, конфессионально-этнически, да и просто ментально близок американской нации и полностью разделяет позицию Вашингтона в отношении ≪исторической миссии англосаксов≫. В этой связи вполне очевидно, что стремления лидеров некоторых государственных образований на евразийском пространстве по втягиванию своих наций в опекаемые Вашингтоном военно-политические союзы обречены на ущербную, откровенно вассальную зависимость данных государств от заокеанского хозяина≫.

Как говаривал по таким поводам А.С. Пушкин: ≪Сказка ложь, да в ней намек! Добрым молодцам урок≫. Разумеется, если молодцы действительно добрые, а не предатели и если у них есть мозги.




Вышедшая в 1999 году книга известного американского специалиста — исследователя и практика — по Восточной Азии Чалмерса Джонсона оказалась пророческой. Сначала книгу практически игнорировали — несмотря на имя и известность автора. Однако после 11 сентября 2011 года все изменилось, книгу начали переиздавать. Время — и чем дальше, тем больше, — подтверждает позицию Джонсона: в первой половине XXI века США в Азии получат отдачу за свою имперскую политику второй половины ХХ века. ≪Мировая политика в ХХI веке с наибольшей вероятностью будет определяться отдачей от того, что имело место во второй половине ХХ века, то есть от незапланированных последствий холодной войны и от принципиального американского решения сохранить свою позицию времен холодной войны в мире после завершения этой войны≫.

В XXI веке Америке, предупреждает автор, все труднее поддерживать глобальную империю; США, считает он, прочно вступили на тот путь, по которому двинулся поздний Советский Союз. Джонсон сравнивает внешнеполитические курсы СССР и США, показывая их параллелизм и критикуя Америку за политику ≪двойных стандартов≫.

США, подчеркивает он, критиковали СССР и КНР за милитаризм, поддержку диктаторов и т.п. Однако именно Америка поддерживала таких диктаторов, как Чан Кайши, Фердинанд Маркос, Нго Динь Зьем, Лон Нол, Сухарто и др. Японию Джонсон считает таким же протекторатом США, как ГДР — СССР. СССР подавил будапештское восстание и прер вал Пражскую весну. Это так. Однако США полностью поддержали крайне жестокое подавление режимом Чон Ду Хвана восстание в южнокорейской провинции Кванчжу в 1980 году, действия правых «эскадронов смерти» в Центральной Америке и спецслужб шаха Ирана. Как тут не вспомнить тираду Смайли — героя «Тайного пилигрима» Дж. Ле Карре о том, что США делали своими друзьями отвратительных властителей, а врагами — достойных уважения реформаторов, защищали сильных против слабых — а не наоборот. Джонсон показывает, как этот курс реализовывался в политике США по отношению к Японии, Индонезии, Южной Корее, Северной Корее, Китаю. (Кстати, центральной проблемой в наследии холодной войны Джонсон считает Восточную Азию; и дело, конечно же, не в Японии — в стране, которая остается «фальсифицированной» экономикой, искусственно созданной в соответствии с задачами и логикой холодной войны, а в Китае.)

Но вот холодная война закончилась, и произошло то, что больше всего волнует Джонсона: после 1991 года военные в США практически превратились в автономную силу — раньше такого никогда не было в американской истории. Пентагон стал самой важной экономической структурой американского правительства. Продукция ориентированного на военные нужды сектора составляет примерно четверть ВВП США; к 1995 году, по американским же данным, на США приходилось 49% мирового экспорта оружия; США поставляли оружие 140 странам, 90% которых нельзя отнести к демократиям и в которых, тем более, нарушаются права человека.

Согласно данным американского Агентства по контролю над вооружением и по разоружению (US Arms Control and Disarmament Agency — Джонсон считает название этой структуры поистине оруэлловским), в 1995 году мир потратил 864 млрд долларов на вооружение, из них 278 млрд (32%) приходятся на США — в 3,7 раза больше, чем на РФ. Парадокс, но с окончанием холодной войны США резко увеличили объем торговли оружием, продолжая политику времен холодной войны. Глобальная политика Пентагона создает все больше проблем, у которых нет решения.

Кроме военных вину за грядущую отдачу Джонсон возлагает на финансовый капитал и его структуры, такие как МВФ, который он называет «скрытой рукой американского финансового ведомства». В этом фонде работают выпускники американских университетов, многие из них Ph.D., однако почти все эти люди ничего не знают о тех культурах (прежде всего азиатских), которые не вписываются в «американский образ жизни»; более того, они эти культуры презирают. Негативный эффект незнания/ презрения усиливается самой природой финансового капитала, который означает «делать деньги, манипулируя деньгами, не стараясь создать равновесие между производителями и потребителями товаров», то есть жизнь в виртуальном мире.

МВФ — средство контроля США и их союзников над значительной частью мира. Джонсон цитирует Джеффри Сакса, который отметил сходство между МВФ и Британской империей. Когда-то Лондон назначал чиновников в финансовые ведомства Египта или Османской империи; сегодня МВФ назначает своих советников почти в 80 стран мира с населением 1,5 млрд человек, и именно эти советники (а точнее, добавлю я, экономические диверсанты и экономические убийцы, как убедительно показал Дж. Перкинс) играют решающую роль в определении финансово-экономического курса. Однако все попытки насадить капитализм англо-американского типа в «остальном» мире обречены на провал. Пример — восточноазиатский кризис 1997–1998 годов. Он коренится в стремлении США «вскрыть» восточноазиатские экономики. Цель — ослабить их конкурентные позиции по отношению к США и поставить под американский контроль. Попытка оказалась успешной, но это краткосрочная перспектива. Чем больше краткосрочный успех, тем сильнее среднесрочная и особенно долгосрочная отдача. США все больше превращаются в сверхдержаву-изгоя (a rogue superpower). C учетом экономических проблем, стоящих перед США, ясно: они не смогут сдержать Китай — только приспособиться к нему. Главный вопрос: как решить проблему комбинации ухудшения экономического положения США с усиливающимся ростом значения и автономии военного истеблишмента.

Tags: books
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments